12 июля исполнилось 35 лет с момента создания в гражданской авиации режимных органов, впоследствии переименованных в службы авиационной безопасности. В аэропорту «Минеральные Воды» САБ организовали пятнадцать лет назад и наделили особыми полномочиями.

Александр Андреевич Клинг — начальник службы безопасности ФГУАП «Кавминводыавиа», кандидат технических наук, заслуженный тренер России по сётокан каратэ-до, «Заслуженный работник ГА», «Заслуженный работник транспорта СК», обладатель 4-го дана Всемирной конфедерации каратэ. Автор книг: «Досмотр пассажиров и охрана аэропорта», «Наставление для кризисных ситуаций», которые стали учебными пособиями не только для сотрудников САБ ФГУАП «Кавминводыавиа», но и других авиапредприятий.

Я хотел бы поздравить всех сотрудников службы с праздником, особенно отметить людей, которые ей отдали уже не первый десяток лет: Александра Туркина — начальника отдела досмотра, Анатолия Селиванова — начальника отдела охраны, начальников смен. В своих людях я уверен. Хочу всех поблагодарить за работу, пожелать здоровья, благополучия, мира и добра!

Александр Клинг

Узкий круг широких лычек — именно так называли троих минераловодцев — сотрудников ФГУАП «Кавминводыавиа», во времена их учебы в Санкт-Петербургской Академии Гражданской авиации (ныне Университет). Среди них был и Александр Андреевич Клинг, начальник Службы авиационной безопасности предприятия. Учились экстерном, так как времени на многочасовые лекции и семинары не было — надо было работать, развивать предприятие и недавно созданную службу авиационной безопасности. Министерство ГА приняло решение об организации САБ в связи с участившимися случаями захватов и угонов самолетов, пик которых пришелся на 90-е годы прошлого века, когда злоумышленники проносили на борт оружие в самых, казалось бы, безобидных вещах — футлярах для музыкальных инструментов, букетах цветов. Тогда на «сцену» появлялись бойцы спецназа. Такие инциденты и заставили авиационные власти пересмотреть систему обеспечения безопасности на авиапредприятиях.

— Создание САБ, — рассказывает Александр Клинг, — было вызвано, в первую очередь ухудшением криминальной обстановки на воздушном транспорте. Возникла необходимость иметь специальную службу, специально обученных людей, которые бы отвечали за досмотр, во-первых, пассажиров, их ручной клади и багажа, грузов, почты, комплектов бортового питания, всего того, что перевозится по воздуху, во-вторых, за досмотр самих самолетов и персонала авиапредприятия, в-третьих, контролировали бы периметр аэропорта и его территории, в-четвертых, проверяли подлинность документов пассажиров. Это было правильное решение, на мой взгляд.

— В чем разница между режимными органами и САБ?

— Наша служба ― это не сторонняя организация, а подразделение, непосредственно в составе предприятия, на которую возложены функции, о которых я уже сказал. А режимные органы это те, на которые возложены задачи по предупреждению и пресечению попыток захвата и угона воздушных судов. В 1994 году, помните, летом, у нас четыре раза подряд были случаи захвата заложников. Но захватывали-то их не в аэропорту, а в других местах и везли сюда. Зачем? Чтобы было больше шума, чтобы больше привлечь внимание общественности. Ведь аэропорт — стратегический объект, крупный транспортный узел. Вот освобождением заложников занимались как раз режимные органы — подразделения МВД и ФСБ. Проводили операции по плану «Набат». Террористы требовали деньги, наркотики, оружие, вертолет и так далее. Три раза, чтобы не пострадали заложники, им позволили улететь, а последний раз преступника уничтожили. И после этого случая, когда террористам дали понять, что больше никто не собирается «играть» с ними в их «игры», захваты прекратились.

Читайте также  «Кавминводыавиа» подвели итоги первого квартала этого года

— Из кого состоит служба авиационной безопасности?

— Это три отдела: охраны, охраны и досмотра воздушных судов, и досмотра багажа пассажиров, ручной клади, багажа, бортовых запасов. В штате двести человек, из них порядка семидесяти женщин. Они у нас исключительно занимаются досмотром пассажиров и их багажа после регистрации авиабилетов. Мужчины, это — охрана периметра аэропорта, досмотр багажа, грузов, самолетов, экипажей. Кроме того, после взрывов в аэропорту Домодедово двух самолетов, было принято решение ввести для охраны аэропортов подразделения Вневедомственной охраны (ОВО). И теперь у нас охрана периметра и КПП усилена сотрудниками ОВО. В настоящее время САБ укомплектована полностью.

— А почему на досмотре пассажиров работают только женщины?

— Очевидно, потому, что женщины терпеливее, обходительнее, что ли, да и интуиция играет не последнюю роль. Женщина лучше чувствует. Ведь ситуации бывают самые разные, порой нужно уметь успокоить пассажира, а порой, наоборот, вывести его из равновесия, если есть какое-либо подозрение. Мужчины занимаются другими вопросами, например, оружием. Часто у нас летают военные. При посадке они обязаны сдать оружие по акту нашим сотрудникам. Оно отправляется на борт в специально опломбированный ящик. По прилету в пункт назначения, сотрудник САБ встречает это оружие и передает владельцам. Вот тут, конечно, нужны мужчины. Допуск к работе с оружием и другими опасными предметами у нас получают те, кто проработал в службе не меньше 10 лет и зарекомендовал себя с самой лучшей стороны.

Через руки сотрудников САБ проходит все, что попадает на борт самолета. Помимо оружия, приходится сталкиваться с экзотическими растениями и животными, которых везут наши соотечественники из-за рубежа, с золотом и брильянтами, которые частенько переправляют торговые организации из Москвы в регион, и Бог знает с чем еще! Это огромная ответственность. Здесь нужны моральная устойчивость и принципиальность. Раньше у сотрудников САБ была определенная проблема при отправке груза-200. Открывать его запрещено и проверить, что же там на самом деле лежит, было невозможно. Поэтому доставляли на борт и молились, чтобы в ящике не оказалось взрывчатки. Но вот четыре года назад служба вздохнула спокойно — приобрели ренгено-телевизионную установку, которая просвечивает крупногабаритные предметы.

Читайте также  Воздушному причалу Северного Кавказа исполнилось 85 лет!

— По каким параметрам Вы отбираете людей?

— Отбор у нас очень жесткий. Случайных людей мы не берем. Человек проходит несколько этапов проверки: по линии МВД и ФСБ. Затем испытательный срок 3 месяца — стажировка, и только потом мы направляем их на обучение в авиационно-учебный центр. Если человек нерадиво относится к стажировке, до обучения мы его не допускаем — зачем тратить деньги предприятия? А тех, кто себя проявил и хочет работать, учим.

— Чем служба сегодня обеспечена? Какой аппаратурой?

— Сейчас нам жаловаться грех. Мы очень серьезно оснащены. У нас есть шесть комплектов досмотровой аппаратуры немецкой фирмы «Хайман» и три комплекта аппаратуры нового поколения фирмы «Хомо-Скан». Это такая техника, которая с помощью слабых ренгеновских волн сканирует человека и показывает, что он при себе имеет. Конечно, сейчас люди уже привыкли к тому, что при посадке нужно снимать обувь, верхнюю одежду, ремень, но все же не всем эта процедура по душе. Так вот можно всего этого не делать, а зайти в кабинку, где тебя тщательно «просветят», причем, без ущерба для моральных принципов — высвечиваются только запрещенные предметы. К сожалению, пока мы еще не установили эту технику, так как в аэровокзале идет ремонт, но очень скоро он закончится и кабины будут работать.

Есть у нас система видеонаблюдения, охватывающая перрон, КПП, зоны досмотра, управление которой выведено на диспетчерский пункт САБ.

Кроме того, есть ручные металлоискатели, есть приборы для обнаружения опасных жидкостей. Если раньше мы жидкость вынуждены были вдыхать или поджигать, то сейчас достаточно поднести к ней прибор и он тут же расскажет, опасна эта жидкость или нет. Очень удобная вещь. Есть аппаратура, распознающая взрывчатые и наркотические вещества.

Читайте также  Электронный билет шагает по стране с КАВМИНВОДЫАВИА

Помимо чудо-приборов, сотрудники САБ используют в своей работе самые передовые технологии, чтобы выявить среди пассажиров злоумышленников, в частности, это израильский метод общения — профайлинг. Ведешь с человеком беседу, задаешь самые разные вопросы и смотришь на его реакцию. Если же у собеседника совесть не чиста и задумал он не доброе, то обязательно выдаст себя: голосом, интонацией, мимикой, движениями рук и так далее, и тут уж необходимо хорошее знание признаков нервозности пассажира, чтобы не пропустить преступника. Если человек вызывает подозрение, то его приглашают на личный досмотр с участием сотрудников милиции.

Новые правила досмотра, правила провоза жидкостей и другие меры, направленные на обеспечения безопасности полетов, сыграли свою позитивную роль и, как отмечают сотрудники САБ, случаев правонарушений на воздушном транспорте стало значительно меньше, но все же нельзя сказать, что их нет совсем. Так уже в этом году было выявлено 520 пассажиров, пытавшихся пронести в самолет, запрещенные к перевозке предметы, изъято 31 единица оружия, больше тысячи боеприпасов и почти 700 литров легковоспламеняющихся и опасных жидкостей.

К сожалению, многие пассажиры еще не понимают тех мер, которые вызваны объективной необходимостью, ведь сейчас взрывчатые вещества не обязательно должны быть в твердом состоянии. Под видом детского питания или безалкогольного напитка в самолет могут пронести жидкости, которые при смешивании могут дать взрывную реакцию. Пассажиры пишут жалобы на действия сотрудников САБ, когда у них изымают коньяк или другой напиток. А по-хорошему, должны бы написать благодарность коллективу службы за бдительность и заботу об их же безопасности. Что же касается изъятого, то его отдают провожающим, либо сдают на хранение, и на обратном пути, пассажир всегда может его забрать.

Вообще, ни один аэропорт не может работать без САБ. Таков закон. Аэропорт получает сертификат, то есть, разрешение на свою деятельность, только если в нем есть сертифицированная и лицензированная служба авиационной безопасности.

Сегодня, в связи с реконструцией аэровокзала, строительством новой ВПП, ремонтом в авиационно-учебном центре «Кавминводыавиа», сабовцам добавилось забот — каждую машину и каждого входящего на территорию надо проверить. Такую работу не очень-то и видно, но, если аэропорт функционирует в нормальном режиме, без происшествий, значит, в первую очередь, это заслуга службы авиационной безопасности.

Пресс-служба «Кавминводыавиа»
Ольга Максименко
Минеральные Воды